Жизнь непредсказуема. 7 мая. Часть 2

Часть 1 http://lineholm.mypage.ru/jizn_nepredskazuema_7_maya_chast_1.html

Продолжение истории, которая случилась со мной 7 мая, если я еще ее помню....


Заведующая нашим отделением закрыла кабинет, оставив ноутбук моей руководительницы на столе. Мне стало неловко, ведь свой диплом я принесла на флешке, а судя по обстановке, я еще долго буду здесь торчать....

Я спустилась вниз, к лаборатории монтажа и автоматизации, села на стул под стенкой и перелистнула страницу на электронной книге. Рядом со мной сидели Женя и Дима. Женя — художник-татуировщик, доканывающий всех вопросами, которые задает по несколько раз. А Дима… Дима приехал к нам из Донецка в качестве вольного слушателя.

Помню, когда мы были на паре и самой пары как таковой не было, мы сидели полукругом, облокотившись о парты и разговаривали. Тогда Дима и Леша, его друг, тоже из Донецка, видимо они вместе учились, спросил: «Вы знаете, где в Одессе компьютерные клубы?» «Да нет» — отвечаем им мы, отмахиваясь. «Как так? — удивился Дима. — Вы живете в городе столько времени и не знаете, где в нем есть компьютерные клубы? Мы у нас знаем каждый клуб. Да я с закрытыми глазами могу найти туда дорогу!» «Просто у нас интернет в домах» — отвечаем ему мы. «Да, Одесса вообще странный город… — вздохнул Дима и обратился к Леше. — Представляешь, здесь в маршрутках, когда передают за проезд, „Спасибо“ говорят! „Пожалуйста“...»

«Одесса — культурный город...» — подумала я.

Но вот, наша руководительница вышла из аудитории, разговаривая с первокурсниками, которых курирует. Увидев ее, я схватила все и подбежала к ней. Дима и Женя сделали тоже самое.

Мы зашли в лабораторию, где сидели еще четверо человек и преподаватель высшей математики (не наша, но я ее знаю). Лаборатория была большая: зайдя в нее первое, что бросается в глаза — узкий темный коридор с железными шкафами, закрытый за решеткой. То была подсобка, где наша руководительница складирует папки с лабораторными и практическими прошлых лет, или просто скрывается, когда говорит по телефону, чтобы никто не мешал ей разговаривать. Правая же часть аудитории, та, что находилась около пяти больших окон, — более привычная и учебная. Здесь в два-три (два ряда, что стояли у окон, соединены в один) ряда парты, напротив них — стол учителя, заваленный контрольными, семинарами, лекциями и прочей документацией, а сзади него — в масштабе показана карта проложения труб советских времен. На стенах красуются различные щиты с кнопочками, экранами и переключателями. Иногда, когда очень захочется, можно попросить преподавателя показать на таких примерах, как и что работает. Однако все, чем ограничивается такое объяснение, — это «пальцы». Лаборатория-то сама по себе не работает

Сначала моя руководительница выслушала вопросы от Димы и Жени, дала им консультацию по оформлению диплома и тонко намекнула, что нужно чертить чертежи и побыстрее. Когда мальчики скрылись за дверью, я обратилась к руководительнице за советами. Я распечатала чертежи в КопиЦентре возле Политеха, а они получились не совсем по ГОСТам в плане того, что поля оказались больше, чем 5,20,5 и 5. Намного больше. Она сказала: «Мне нравится. Просто обрежь их. Ничего страшного». Потом я спросила у нее насчет диплома. Сам диплом у меня готов, да только опять-таки, не по ГОСТам он. По идее, страница диплома должна быть заполнена на 70% как минимум, а у меня… По одной строчке осталось и я их впихнуть не могу. Руководительница посоветовала мне позвонить ей и, когда никого не будет, она примет меня и мы вместе доделаем диплом.

Я сказала «Спасибо» и выбежала из аудитории. Спустилась на первый этаж и побежала к выходу из копруса. Открыв дверь, я ахнула и закрыла ее — на улице лил дождь. Мне ничего не оставалось сделать, кроме как пойти к маме и взять зонтик у нее. Пока я стояла и ждала ее, в голове у меня витали разные мысли. Например, что мне нужно зайти к психологу, ведь моя депрессия длится уже четвертый месяц и я не знаю, что с этим делать. Как раз в этот момент она проходит мимо меня и говорит: «Твоя мазер уже не здесь работает» — «Я знаю. Но она сказала подождать ее здесь»

Дверь, возле которой я стояла, — дверь от кабинета учебной части, где хранятся личные дела и где выдаются дипломы и аттестаты. Обычно моя мама работает здесь, но ближайшие три месяца моя мама будет сидеть в отделе кадров, о котором я уже рассказывала.

Спустя пять минут пришла мама, открыла кабинет и дала мне зонтик. На часах было около двенадцати, поэтому я не стала терять времени и побежала на маршрутку. Мне нужно было забрать сестру со школы, а уроки заканчивались примерно через 50 минут. Идя под зонтом, я встретила Надю — ту самую, члена «восьмерки», внучку преподавателя всемирной истории и прочее, о чем я упоминала ранее. Она стояла под дождем и ждала своего друга, с которым вела сегодня концерт в честь 9 мая. Я не удержалась и впустила ее под зонт, немного постояв, чтобы она не промокла. Дождавшись ее друга, мы распрощались и я побежала на маршрутку.

А конечная моей маршрутки находилась как раз рядом с воротами техникума, возле ларька с дорогой едой и сигаретами. Маршрутки ходят раз в 8 минут, поэтому ждать их — утомительно. Постояв под железным навесом, я встретила Сашу, одногруппника с группы моей руководительницы на курсовых и дипломе. Мы с ним разговорились, а потом вместе сели в маршрутку.

Маршрутка была фиолетовая и очень необычная — два ряда двойных сидений. Я на такой раньше не ездила. Мы сели в месте и все время разговаривали. О разном. О дипломе, о телефоне, о жизни, обо всем. Хотя я сидела в наушниках, музыку я не включала. Ехали мы полчаса, Саша покинул меня двумя остановками ранее.

Я попросила маршрутчика остановить возле школы — весьма нестандартная остановка, находящаяся между Макдональдсом на Толбухина и Юго-Западным массивом. Многие так делают, почему мне нельзя? Я вышла прямо напротив ворот школы. Дождь не прекращал лить, поэтому я побежала в вестибюль школы. Он как раз был полон родителями, стоявшими и сидевшими на скамейках в ожидании своих детей. Стены моей родной школы были украшены различными рисунками и плакатами военной тематики. Приближалось 9 мая. Мне пришлось подождать 20 минут, чтобы дождаться Дашку. А когда она вышла, мы обменялись портфелями и пошли в сторону троллейбусной остановки.

Троллейбуса на горизонте долго не было видно, поэтому пришлось раскошелиться на 10 гривен, чтобы доехать к дому на маршрутке. Ехали мы на заднем сидении, поэтому часто «прыгали», изображая «американские горки». Провели время весело, хотя и очень утомительно.

***

Спустя несколько часов мы всей толпой пошли к бабушке отмечать мамин день рождения. Гостей не планировалось звать, не принято, а просто посидеть и попить вино с коньяком и водкой можно было. Честно сказать, я не понимаю всего этого «торжества», когда люди в честь чего-то напиваются в драбадан (нет, я не про мамин день рождения. там было, на удивление, спокойно). Если так хочется видеть семью чаще, почему это нужно делать именно со спиртом? Традиция пить на праздники меня убивает… Я же не пью....

Я сидела за столом рядом с тетей и старшей сестрой. За все то время, что я сидела с ними, я, наверное, раз сто повторила у себя в голове фразу «Не суди да не судимым будешь» на любое их закатывание глаз. Они осуждали и насмехались над всем, а когда они увидели, что я в Инстаграмме сижу, у-у-у-у… Сразу начали орать и ржать, изображая вытянутые губки напротив телефона. Нет, я, конечно, все понимаю, стереотип вокруг Инстаграмма разлетелся очень сильный, но давайте будем объективными: в Инстаграмме большинство, конечно, девушек (да и парней тоже) выставляют свои селфи в зеркале с каждого туалета, где они были. Вообще люди выставляют там по большинству свои селфи. Иногда даже очень нечеткие и неровные. Однако (!) я посмела заглянуть за кулисы — в Инстаграмме есть очень много профилей начинающих, продолжающих и профессиональных фотографов, которые выкладывают свои работы в профиль. И прикиньте, я на них даже подписана. И где вы там увидите «губки бантиком»? Да и сама я в основном выкладываю фотки больше окружающего мира, чем себя. И я не делала селфи. Разве что один раз, когда с мелкой сестрой дурачились, да и то была ее инициатива, а не моя. И на моей странице вы ее не увидите. Так что не стоит судить по конфете только из-за блестящего фантика.

Меня учили всегда молча принимать таких людей и не обращать на них внимания, что я и делала все это время. Потом все взрослые ушли курить на кухню. Оттуда же доносились крики и споры на тему политической ситуации в стране. Задолбало, конечно, но ни одна наша тусовка без этого не проходит....

Пока взрослые курили, я решила распечатать заказную спецификацию из своего диплома. Черт меня дернул, показать это своей тете, которая, читая, сразу начала меня прессовать вопросами, с моей специальностью не связанные. Нет, я конечно понимаю, все такие умные, все химию знают, но давайте не будем приравнивать инженера-технолога и инженера-электромеханика в тот момент, когда идет учеба. Ведь всем известно, что студенты, учась на разных курсах нередко «забывают» то, что им говорили на предыдущих. На самом же деле, все знания откладываются на дальних стеллажах нашей памяти и, пока идет учеба, мы не в состоянии ими воспользоваться.

Так я дошла до вывода, что я бездарность, которая помнит сложное и не помнит элементарного. Когда дядя с теткой начали ржать надо мной под действием алкоголя, из-за того, что я не ответила на очередной вопрос «экзаменатора» про свойства веществ, я психанула, вырвала из ее рук диплом и ушла в другую комнату. Втыкнув в одну точку, я прикусила язык, чтобы не плакать....

Когда мы вышли на улицу, я по-прежнему грустила. Мама несколько раз спросила меня, что случилось. Я ей так и сказала: «Я бездарность. Я не помню того, что учила в школе. Я вообще ничего не помню». «Это нормально, — сказала она. — Помнишь свою математичку? Она преподаватель высшей математики. Раньше она работала в гимназии. Сейчас она не может даже задачу 5го класса решить. Хотя прошло не так много времени с того момента, как она у нас начала работать».

Я все равно грустила. Перфекционист во мне проснулся — я всегда стремилась, чтобы все, что я делаю, было идеальным. Идеальные доклады, идеально написанные семинары, идеально оформленный конспект по веб-дизайну, идеально спетая песня… И сейчас этот Перфекционист съедал меня, ведь даже в познаниях я стремлюсь к идеальному, я стремлюсь знать все, но толку-то… Толку от этого, если я не помню, что было две минуты назад и мне приходится переслушивать несколько раз звонки маме (они у меня записываются, ага), чтобы запомнить, во сколько забирать сестру со школы....

 

Вот так и закончился мой день 7 мая. За этот день я почувствовала, казалось бы, абсолютно все эмоции, которые только могли во мне вспыхнуть. Что же я из этого вынесла?

1. Стремясь к идеальному, мы подавляем реальное. Мне уже надоело об этом говорить. Сами поймете

2. Пока мы студенты — мы ничего не помним. Действительно, неоднократно доказывалось, что на сессии человек может лажаться, зато на работе может оказаться одним из лучших работников. 

3. Нужно развивать память, иначе твоим домом станет комната с матрасами. Вот до чего меня довели 4 года учебы.

4. Что бы ни случилось, лучше не навязываться, не реагировать и не грустить. Не воспринимать все близко к сердцу, как я люблю. Это не прикольно и рушит здоровье. Люди разные бывают....

5. Одесса — культурный город. Вот так, находясь совсем рядом, менталитеты городов очень отличаются.

Обсудить у себя 2
Комментарии (9)

Да, впечатляет....

я это дописала наконец-то....
привет, родная)) ты еще болеешь?

Ну есть ещё такое… а что заметно))) я а респираторной маске пишу))))

поздно заходишь

я сейчас представила: в лаборатории среди кучи пробирок стоит наша Галя в респираторной маске, облокотившись об стену, и пост в МП пишет

Ну, так приблизительно… а что делать))) болею...)))

болеть нехорошо… хотя, с другой стороны, может вся бяка уйдет)))

конечно, не хорошо… но что делать… селяви..

та да....

Вот точно))

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: